?

Log in

армянские памятники - Одесская область - Интересная Одещина

Feb. 5th, 2012

08:46 pm - армянские памятники

Previous Entry Share Next Entry

Возмутитель спокойствия. Кому дороги армянские памятники Одессы?

Армен Петоян – за сохранность каждого исторического камня.






Говоря о том, как важно сохранить самобытность Одессы, нельзя забывать об ответственности каждого одессита за происходящее с городом. ТАЙМЕР рассказывает как раз о таком неравнодушном горожанине – общественном инспекторе управления охраны памятников культурного наследия Одесской облгосадминистрации, исследователе, краеведе Армене Петояне.

Армен Пушкинович (вот такое знаковое отчество для любителя старины!) мечтает о невозможном, наверное (хотя с его точки зрения, мечта вполне способна воплотиться в реальность), – чтобы все богатое армянское культурное наследие Одессы и области было сохранено, отреставрировано, вычищено и привлекало в наши края туристов. С 2008 года, например, как личную трагедию он воспринимает всё происходящее в процессе затянувшейся реставрации бывшего особняка Манук-бея, детского сада №50, что на улице Гоголя, 15. ТАЙМЕР подробно писал о ситуации с особняком 2 года назад, но, увы, и сегодня садик не готов принять малышей.

«С 2007 года по сегодняшний день по моим подсчётам, базирующимся на официальных данных, на реставрацию особняка ушло в эквиваленте 300 тысяч долларов, - рассказывает Армен Петоян. – Полтора миллиона гривен по курсу того времени как раз и составляет эту сумму. Плюс ещё и покупка инвентаря и оборудования - 258 тысяч 168 гривен - то есть ещё четверть миллиона по курсу 2008 года. Это затраты. А каковы результаты? Я сам строитель и могу судить о положении дел. В ходе реставрации были уничтожены окна, вместо резных деревянных рам установили металлопластик. Уничтожен также ансамбль парадной лестницы, сейчас там бетонные ступени. Нельзя же заменять одно другим и называть это реставрацией! Практически уничтожен паркет из ценных пород дерева, которому 165 лет. Уничтожена клумба во дворе, а ведь она является неотъемлемой частью архитектурного ансамбля. Об этом неоднократно я говорил с начальником областного управления охраны культурного наследия Натальей Штербуль, она всякий раз отвечала: «Я не готова наказывать». А вот меня, видимо, готова, – во время нашего последнего разговора потребовала вернуть удостоверение общественного инспектора. Тут уже я, извините, не готов!»

Странно, а ведь Наталья Анатольевна обычно произносит на открытии каждой фотовыставки с изображением облупленных карнизов знаковую фразу «Каждый из нас должен быть хранителем, тогда и сохраним Одессу…».

Возмутителя спокойствия из Одессы хорошо знают уже и в областной администрации, и в департаменте охраны памятников Министерства культуры и туризма Украины. Вроде бы прислушиваются, а воз и ныне там. Может быть, мало того факта, что в особняке одно время проживал Гоголь? Может быть, фигура Манук-бея кажется малозначимой?

«Манук-бей был величайшим политическим деятелем своего времени, - утверждает мой собеседник. – Бесспорно, он является основателем Бухарестского мирного договора, подписанного в его присутствии, и даже турецкий султан потом восклицал: «Какой хитрый армянин, обманул меня!» Недавно в Армении вышла книга о Манук-бее. Конечно, одесский особняк маленький по сравнению с его огромным замком в Хынчеште, тот вообще в ужасном состоянии, а ведь там потолки расписывал сам Айвазовский… Факт остается фактом – в историческом центре Одессы особняк армянского князя приходит в упадок».

Другая печаль Армена Пушкиновича – памятные погребальные камни.

«Тут, мне кажется, нужно говорить вообще о самом древнем христианском храме области, упомянутом ещё в «Повести временных лет» и его армянских артефактах, - уточняет Армен Петоян. - Учитывая то обстоятельство, что именно он, храм Святого Николая, и был второй  из двух армянских церквей, действовавших в Килие в период 17-18-го веков. В мае я ездил туда с кандидатом исторических наук Татевиком Саргсяном из Научно-исследовательского центра Крымоведения (это ведущий арменовед Украины) для исследования храма и его территории с сопроводительным письмом от управления охраны памятников как инспектор вышеупомянутого управления. Нами было обнаружено четыре плиты - три тапанакара и один хачкар, об этом подробно написано в «Вестнике» Одесского краеведческого музея (10-й номер за  2011 год). Три из этих плит не были известны науке до сих пор, и сведения о них уже введены в оборот. Плиты найдены под новой дорожкой, которую застелил священник, он и показал местонахождение плит. Под армянской плитой лежала греческая (тоже не описанная нигде) и фундаторская плита Василия Лупу, господаря Молдовы, о возведении из руин храма. Скорее всего, именно армяне и являлись меценатами строения, и именно за это им была предоставлена честь быть захороненными в храме. Тапанакарам (камням-ковчегам) не светит признание ЮНЕСКО, а решение о более известных хачкарах (камнях-крестах) сфомулировано - как искусство хачкара - и внесено оно в репрезентативный список нематериального наследия человечества, как и музыка армянского дудука. Это не значит, что каждый камень с резьбой в виде креста есть уникальный памятник, но учитывая историческую и художественную ценность, которую представляют эти плиты для нас, украинцев, граждан страны, мы бесспорно должны признать их бесценными и относиться к ним соответственно. Местонахождение семи плит описано в «Записках» Одесского общества любителей истории и древностей, в середине 19-го века, снабжено переводами Гавриила Айвазовского. Касаемо стоимости работ, проведённых нами с Татевик Саргсян - вопрос ещё открыт, недавно я письменно обратился в управление и мне ответили, что я туда ехал сам и сам тратился (письмо есть)».

Подземная Армянская Апостольская церковь, которая действовала на территории нынешнего храма Святого Николая, считает исследователь, должна быть восстановлена, камни должны оказаться на исторических местах, одни – перед подземным алтарём, другие – на церковном подворье, чтобы в выбоинах, как то принято у армян, собиралась дождевая вода, которую выпьют птички и воспоют хвалу Господу. Но это в идеале, а прежде всего армянские святыни нужно было задокументировать.

«Чтобы оформить паспортизацию четырёх каменных плит, просили 12 тысяч гривен, - вспоминает Петоян. – Я вложил свои деньги. По результатам был составлен акт при участии начальника управления культуры Килийского района, директора Килийского краеведческого музея, теперь за сохранность этих камней отвечает церковь Святого Николая. Вот тебе и культура, и туризм, и полинациональная область, и внимание ЮНЕСКО, и приток европейцев. Почему на какой-нибудь «День дунайской селёдки» областью отводятся и целый день, и средства, а христианский храм, который содержит подземную армянскую церковь, упоминаемую в «Повести временных лет», разве не должен получить поддержку области на реставрацию и установку тапанакаров?»

Одним словом, покой всем, кто попадает в поле кипучей деятельности Армена Петояна, только снится. Тем и лучше! Хоть Армен Пушкинович и не родился в Одессе, но он-то и есть настоящий одессит и очень не любит, когда его в высоких кабинетах называют «представителем армянской диаспоры», отвечая: «Я не представитель армянской диаспоры, я гражданин Украины, а о моём армянском происхождении красноречиво говорит мой нос, незачем ещё и уточнять!» Обидно получится, если таких людей станут лишать удостоверения общественного инспектора. Кому же тогда и выдавать такие удостоверения?..

Мария Гудыма

Фото из личного архива Армена Петояна
http://timer.od.ua/komu_dorogi_armyanskie_pamyatniki_odessi_475.html